Финансовые и Банковские новости
Финансовые новости ЕС

В поисках баланса: кому платить за эквайринг

В поисках баланса: кому платить за эквайринг

О трудностях развития безналичных платежей в России

София Кракова

Россия постепенно переходит на безналичные платежи — это безопасно, быстро и удобно. Банки обеспечивают проведение оплаты, вкладываются в развитие терминальной сети и берут комиссию за эквайринг. Комиссии слишком высокие, отмечает бизнес, предлагая брать пример с Европы. Однако, как показывает мировой опыт, за снижением комиссий часто стоят потери для конечного потребителя.

Банковская карта появилась благодаря техническому прогрессу и стала инструментом ежедневного пользования миллионов человек. Она позволила не только обналичивать средства, но и расплачиваться за покупки. Этот функционал карты быстро прижился, и удобство безналичной оплаты в магазине уже сложно оспорить.

Безналичное обращение выгодно и государство, поскольку оно гарантирует сохранность денежных средств для юридических лиц и ускорение расчетов. Кроме того, движение денежных средств становится прозрачным.

Возможность оплатить приобретения банковской картой существует благодаря «эквайрингу». Оплата происходит моментально, что удобно клиенту, а процессинговый центр соединяет всех участников проведения платежа. При этом бизнес-модель позволяет каждому получить выгоду от сделки.

Чтобы клиент мог расплатиться картой или телефоном, нужен POS-терминал (Point Of Sale — «точка продажи»). Банк, выпустивший карту клиента (банк-эмитент) проводит списание, а банк, предоставляющий предпринимателю услугу эквайринга, определяет комиссию, которую платит предприниматель с каждого платежа — в среднем 1,5%. Банк-эквайр в среднем от 80% до 100% полученной комиссии затем отдает банку-эмитенту. Эта комиссия называется interchange и устанавливается платежными системами. Зачастую полученное вознаграждение затем возвращается клиенту в виде бонусов или кешбэка. Таким образом, бизнес-модель позволяет всем участникам компенсировать выплату комиссии в пользу банка-эмитента.

Так эта система работает в России, развивая безналичное обращение. Доведение доли безнала до 85-90% — одна из целей Банка России, говорила ранее первый зампред ЦБ Ольга Скоробогатова.

Читайте также  Как российские олигархи выводят деньги из Европы

За 2018 год удалось увеличить долю безналичного торгового оборота в России с 36% до 43%.

Однако существующая модель эквайринга вызывает споры по вопросу издержек и комиссий. Так, в конце прошлого года объединения компаний розничной торговли, включая «Магнит», X5 Retail Group выступили с инициативой о снижении размера комиссионного вознаграждения. Высокая стоимость комиссии за эквайринг подталкивает небольшие магазины просить покупателей рассчитываться наличными. При этом затраты на платежи банку-эквайру закладывают в стоимость товаров и услуг.

ФАС и ЦБ не поддержали идею регулирования комиссии. По словам Скоробогатовой, это приведет к негативным последствиям как для отрасли, так и для клиента. Торговые предприятия не подтвердили свою готовность снижать тарифы для потребителя, к тому же инициатива может послужить снижению доли безналичных платежей, отмечала первый зампред ЦБ.

Антимонопольные ведомства некоторых стран ввели ограничения максимальной ставки interchange fee. В Евросоюзе она составляет 0,2% для дебетовых и 0,3% для кредитных карт. В США в 2011 году законодательно был снижен размер вознаграждения, получаемого банками-эмитентами за покупки по картам, с 1,4% до 0,7%. Однако опыт США показала, что ставки эквайринга в результате изменились незначительно, как и цены для конечного покупателя. Маржинальность транзакционного бизнеса снизилась, что заставило банки урезать программы лояльности. Похожая ситуация сложилась в Австралии, где после законодательного регулирования, банки увеличили стоимость годового обслуживания карт.

Комиссию за безналичную оплату товаров упоминал и Владимир Путин, говоря, что в России она составляет 3% и по сути является «квазиналогом». Однако, как оказалось, президента дезинформировали. По словам главы банка «ФК Открытие» Михаила Задорнова, стоимость услуги эквайринга устанавливается на уровне 1,5-1,7%. При этом такие торговые гиганты, как «Магнит», «Ашан», X5, платят банку за расчеты по карте 0,4-0,6% от стоимости товаров или услуг.

Читайте также  После очередной негативной огласки в финансовой прессе (U.S. Takes on Russia’s Favorite Money Haven: Cyprus) Кипр должен пройти проверку специального комитета Совета Европы по борьбе с отмыванием доходов. Ею займется экспертная группа Moneyval совместно с кипрскими властями, и по итогам соответствующий отчет будет предоставлен Совету Европы.

Судя по этим примерам, ставка межбанковской комиссии отлична от страны к стране. Это не удивительно, ведь важно то, кто платит за саму инфраструктуру для эквайринга. В России развитие терминальной сети финансируется в основном банками, при этом, что касается цифровых решений, российский банкинг сегодня один из мировых лидеров, тогда как за рубежом затраты на закупку, обслуживание, комплектующие и расходные материалылежат на торговых сетях, малом и среднем бизнесе.

«Деградация рынка»

Таким образом, если законодательно снизить комиссию за эквайринг, банкам будет просто невыгодно заниматься им.

Торговым предприятиями придется взять на себя закупку и обслуживание оборудования для эквайринга. Дополнительная финансовая нагрузка ляжет как на покупателей, так и на малый и средний бизнес.

«Законодательное регулирование комиссий – не совсем правильный путь. Регулирование цен на каком-либо рынке означает, что рынок или совсем провальный и не может сам отрегулировать цены, или это приводит к тому, что происходит деградация рынка. Потому что лимит на стоимость какой-то услуги означает, что есть проблемы с инвестициями в развитие», — сказал «Газете.Ru» гендиректор аналитического агентства «БизнесДром» Павел Самиев.

По его словам, потенциал для снижения комиссий действительно есть, но не законодательным путем. «Если перегнуть палку, банкам станет неинтересно работать в этом сегменте и его развивать. Возможен и полный уход в наличные платежи, от чего мы пытаемся уйти», — отметил Самиев.

Отказ предприятий от проведения безналичных платежей стал бы наиболее печальным сценарием развития событий. А возвращение во времена наличных платежей никак не вписывается в развитие экономики страны. Кроме того, есть риск, что в России повторится негативный опыт других стран — снижение комиссий вынудит банки-эмитенты ухудшить условия по картам для клиентов или урезать программы лояльности.

Читайте также  Коломойский обратится в ЕСПЧ из-за украинского закона о Приватбанке

«Думаю, регулятор пока не готов вырабатывать законотворческие нормы. Малый бизнес никак не защищен щадящими комиссиями, но процесс снижения уже пошел. Так, «Мир» предлагает снизить интерчейндж в социальной сфере», — сказала «Газете.Ru» глава НП «Национальный платежный совет» Алма Обаева.